Материалы

Изобретатель современного парашюта Г.Е. Котельников

КАК «ВРЕДНАЯ ВЕЩЬ» НЕОБХОДИМОЙ СТАЛА

ПРЕОДОЛЕВ ВСЕ БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ ПРЕПОНЫ,

РУССКИЙ САМОУЧКА ИЗОБРЕЛ СОВРЕМЕННЫЙ ПАРАШЮТ

 

Глеб Евгеньевич Котельников родился (18) 30 января 1872 года в Петербурге в семье профессора механики и высшей математики. Родители увлекались театром, и это увлечение привилось сыну. С детства он пел, играл на скрипке, а также ему нравилось мастерить разные игрушки и модели.

Окончил Киевское военное училище (1894), и, прослужив три года обязательной службы, ушел в запас. Служил акцизным чиновником в  провинции, помогал организовывать драматические кружки, сам иногда играл в спектаклях, продолжал конструировать.

В 1910 году Котельников под впечатлением от гибели летчика Л. М. Мациевича занялся разработкой парашюта.

До Котельникова летчики спасались с помощью длинных сложенных «зонтов», закрепленных на самолете. Их конструкция была очень ненадежна, к тому же они сильно увеличивали вес самолета. Поэтому использовали их крайне редко.

Дома, в театре, на улице Котельников думал над авиационным парашютом. Он пришел к выводу, что во время полета парашют должен находиться на авиаторе, работать безотказно, быть простым по конструкции, компактным и легким, его купол лучше всего делать из шелка. Парашют РК-1 (русский, Котельникова, модель первая) был разработан в течение 10 месяцев. Он стал огромным достижением в создании спасательной техники для летчиков. Спасательные купола уже использовались воздухоплавателями, предстояло сделать из них средство экстренного реагирования, которое всегда было бы под рукой. Котельников решил эту задачу с помощью пружин, находившихся на дне металлического ящика, который крепился за плечами парашютиста. В нужный момент человек дергал кольцо, крышка коробки откидывалась, и мощные пружины выбрасывали купол наружу. Заслуга русского изобретателя была также в том, что он первый разделил стропы на два плеча. Теперь парашютист не висел, подвешенный в одной точке, а мог, держась за стропы, маневрировать, занимая наиболее удобное для приземления положение.

Принципиальная схема РК-1 легла в основу всех современных авиационных парашютов.

КУКОЛ СБРАСЫВАЛИ С КРЫШИ

«Мы жили на даче в Стрельне, – вспоминал о первых испытаниях модели парашюта сын изобретателя Анатолий Глебович, – был очень холодный октябрьский день. Отец поднялся на крышу двухэтажного дома и сбросил оттуда куклу. Парашют сработал отлично. У отца вырвалось радостно только одно слово: «Вот!». Он нашел то, что искал!»

Модель была, конечно, игрушечной. Когда же был сделан расчет реального парашюта, то оказалось, что нужное количество шелка в шлеме не умещается. И тогда было решено уложить парашют в ранец.

Модель была испытана в Нижнем Новгороде, куклу сбрасывали с воздушного змея. Возвратившись в Петербург, Котельников написал докладную записку военному министру генералу В.А. Сухомлинову: «Ваше превосходительство! – обращался он к генералу. – Длинный и скорбный список славных жертв авиации натолкнул меня на изобретение весьма простого полезного прибора для предотвращения гибели авиаторов в случаях аварии с аэропланами в воздухе».

Котельников просил у министра субсидии для изготовления парашюта и проведения испытаний. Свое письмо он сам отнес в военное министерство. Министр отсутствовал, и Котельникова принял товарищ министра генерал А.А. Поливанов. Он прочитал записку, осмотрел модель. Изобретатель подбросил к потолку куклу, и она плавно опустилась на паркет. Демонстрация произвела решающее действие на Поливанова. На докладной записке появилась резолюция: «Главное инженерное управление. Прошу принять и выслушать».

«ЖЕЛЕЗНЫЙ» АРГУМЕНТ ГЕНШТАБИСТА

Заседание, на котором рассматривался парашют, Котельникову запомнилось на всю жизнь. Председательствовал начальник Офицерской воздухоплавательной школы генерал-майор A.M. Кованько (выпускник Академии генштаба!). Глеб Евгеньевич четко и яснодоложил суть дела.

– Все это прекрасно, но вот тут какая штука... Что будет с вашим авиатором, когда раскроется парашют? – задал вопрос Кованько.

– Что вы имеете в виду? – не понял вопроса Котельников.

– А то, что ему уже незачем будет спасаться, поскольку от удара при раскрытии парашюта у него оторвутся ноги!

Против такого «железного» аргумента бравого генштабиста у Котельникова были возражения, но ученую комиссию понесло: «Докладчика поощрить, но изобретение отклонить из-за явной безграмотности автора».

Котельников вспоминал: «На меня будто ушат помоев вылили. Руки опускались...» Но помощь пришла. В начале января 1912 г. Глеб Евгеньевич получает письмо от петербургской фирмы «Товарищество В.А. Ломач и К», которая приглашала его «пожаловать для переговоров». Котельников отправился на Миллионную улицу. Изобретатель не верил своим ушам: фирма бралась изготовить ранцевый парашют в короткие сроки, а глава фирмы В.А. Ломач брался уладить все преграды в Главном инженерном управлении.

Вечером 6 июня 1912 г. из лагеря воздухоплавательного парка в деревне Салюзи под Гатчиной поднялся змейковый аэростат. К борту его корзины был прикреплен манекен в полной летной форме. Прозвучала команда «Стоп на лебедке!». Высота 2000 м. Троекратный сигнал рожка. На разных высотах с аэростата сбрасывался манекен весом около 80 кг с парашютом.

Все броски прошли успешно, но Главное инженерное управление русской армии не приняло его в производство. «Парашюты в авиации – вообще вещь вредная, так как летчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели. Машины дороже людей. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их следует беречь. А люди найдутся, не те, так другие!», – такова была резолюция главнокомандующего Российскими воздушными силами великого князя Александра Михайловича на ходатайстве о введении парашютов Котельникова как обязательного снаряжения летчиков.

 

ВТОРАЯ ПОПЫТКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ

Котельников снова решил выйти на министра. Бюрократический маховик закрутился со скрипом. Военный министр обратился к генералу Кованько, тот в свою очередь к начальнику авиационного отдела подполковнику С.А. Ульянину. А тот, не долго думая, доложил, что испытания показали... полную непригодность парашюта для авиации.

После такого отзыва – хоть головой в омут. Но в это время французский полковник А. Лаланс предоставил парижскому аэроклубу 10 тысяч франков за лучший парашют. Ломач уговорил Котельникова поучаствовать, но театральное начальство не отпустило актера. Из-за этого Ломач слегка опоздал в Париж и приехал к концу соревнований.

Двойной показ прошел с блеском, но первый приз достался изобретателю Фредерику Бонне (кстати, его парашют впоследствии был признан непригодным). Лишь с началом Первой мировой войны о парашюте вспомнили и для экипажей самолетов-гигантов «Илья Муромец» изготовили 70 комплектов.

Зимой 1912-1913 года парашют РК-1 конструкции Г.Е. Котельникова был представлен на конкурс в Париже и Руане. 5 января 1913 года студент Петербургской консерватории Владимир Оссовский впервые прыгнул с парашютом РК-1 в Руане с 60-метровой отметки моста, перекинутого через Сену. Парашют сработал блестяще. Русское изобретение получило признание за рубежом. А царское правительство вспомнило о нем только в ходе Первой мировой войны.

В начале войны поручик запаса Г.Е. Котельников был призван в армию и направлен в автомобильные части. Однако вскоре летчик Г.В. Алехнович убедил командование о снабжении экипажей многомоторных самолетов парашютами РК-1. Вскоре Котельникова вызвали в Главное военно-инженерное управление и предложили принять участие в изготовлении ранцевых парашютов для авиаторов. Котельниковым было предложено использовать для самолетов Сикорского и Слесарева прицепной парашют; их было изготовлено 75 штук, но применения они не получили.

ЗОЛОТО В ОБМЕН НА ПАРАШЮТЫ

Никто не учил летчиков парашютному делу. Летный состав не доверял парашютам, и парашюты передали в аэростатные части. Там они пригодились. Котельников ушел на фронт, затем – революция и гражданская война.

Не до патента было. Лишь в 20-е гг. он узнал, что в США в 1919 г. инженер Ирвин «изобрел» ранцевый парашют, работавший на тех же принципах. Правда, ранец у него был не металлический, а матерчатый. Деловитые американцы сумели отработать парашют до мельчайших деталей.

С 1924 г. все военные летчики США стали в приказном порядке летать с парашютами. А правительству СССР пришлось за золото купить две тысячи парашютов Ирвина, а потом заплатить за право их производства. Но даже в

начале 30-х гг. летчики в СССР не доверяли парашютам. А парашюты Ирвина пришлось долго улучшать, чтобы они работали безотказно.

В 1926 году Г. Е. Котельников передал все свои изобретения Советскому правительству.

Умер Котельников в 1944 году. На Новодевичьем кладбище на его могиле установлен памятник с надписью: «Основоположник авиационного парашютизма Котельников Глеб Евгеньевич». Могила изобретателя является местом паломничества парашютистов, которые привязывают к деревьям возле места захоронения ленточки для затяжки парашютов.

 

В сентябре 1949 деревня Сализи, где впервые испытывался парашют Котельникова, была переименована в Котельниково. Недалеко от полигона сооружен скромный памятник с изображением парашюта.

Главная