Днепровский десант

НА ГОРЯЧИЕ ВСПЫШКИ ОГНЯ

Ко второй половине сентября 1943 года советские войска разгромили немецко-фашистские войска в Левобережной Украине и в Донбассе и вышли к Днепру на 700-километровом фронте от Лоева до Запорожья. Перед Красной Армией предсталДнепровский вал.

Немцы считали его своей неприступной крепостью. Правый «немецкий» берег этой могучей реки на 10-30 метров возвышался над левым берегом, что являлось естественной крепостью. К тому же фашисты превратили его в сильно укрепленный оборонительный район с несколькими рядами колючей проволоки, минными полями, дотами и дзотами, зарытыми в землю танками и т. п.

Войска 40-й армии Воронежского фронта, измотанные упорными боями с арьергардами противника, сумели форсировать Днепр в районе 10-километровой излучины, внутри которой располагались селения Великий и Малый Букрин, Зарубинцы. Так началась история плацдарма, получившего наименование Букринского. Для помощи войскам на этом плацдарме было решено использовать десантников.

Решение о выброске воздушного десанта при форсировании Днепра Ставка Верховного Главнокомандования приняла еще в ходе выдвижения войск к реке. В него вошли 1-я, 3-я и 5-я гвардейские воздушно-десантные бригады, общая численность которых составляла около 10 тысяч человек. Так как все бригады предназначались для совместных действий в одном районе, они организационно сводились в воздушно-десантный корпус. Командиром корпуса был назначен генерал-майор И. Затевахин. 19 сентября план операции был утвержден представителем Ставки Маршалом Советского Союза Г. Жуковым.

Предполагалось силами десанта после высадки захватить территорию от Днепровской излучины (по фронту 30 км длиной и 10-20 км в глубину) и не допустить переброски частей противника к местам переправы наступающих войск на Букринском плацдарме.

Выброску десанта предусматривалось осуществить в течение двух ночей. Для этой цели выделялось 180 самолетов Ли-2 (лицензионный американский «Дуглас») и 35 планеров. Исходный район для посадки на самолеты включал три аэродрома – Лебедин, Смородино, Богодухов – в 175-220 км от района выброски. К моменту десанта 1-я гвардейская воздушно-десантная бригада не сумела подготовиться к высадке, и приказ на десантирование получили 3-я и 5-я бригады.

Первой прыгала в тыл врага 3-я бригада под командованием полковника В.К. Гончаренко (он был ранен при десантировании и впоследствии вывезен через партизанский аэродром на Большую землю). Каждый десантник брал с собой вместо запасного парашюта вещмешок с продовольствием на двое суток и 2-3 комплектами боеприпасов.

В последствии в штабных отчетах указали: «В ночь на 25 сентября 1943 года со всех аэродромов было произведено 298 самолето-вылетов вместо 500 запланированных и выброшено 4575 человек и 660 упаковок с боеприпасами, в том числе 3050 человек и 432 упаковки из состава 3-й гв. воздушно-десантной бригады и 1525 человек и 228 упаковок из состава 5-й гв. воздушно-десантной бригады».

Всего к утру 25 сентября было выброшено: из 3-й вдбр – 3050 человек, из 5-й вдбр – 1525 человек, всего 4575 парашютистов (из них 230 – над своей территорией) и 660 контейнеров со снабжением. Еще 2017 человек и 590 контейнеров, а также вся артиллерия и минометы выброшены не были.

Выброшенные десантники оказались в исключительно тяжелом положении – мелкими группами и поодиночке они находились в густо насыщенной войсками противника полосе, и вели неравный бой при острейшем недостатке боеприпасов, только легким стрелковым оружием, не зная местность и обстановку. Большое число бойцов погибло в первые часы операции: по донесению немецкого командования, в течение суток 25 сентября уничтожены 692 десантника, еще 209 захвачены в плен.

Как оказалось, наша воздушная разведка не заметила сосредоточения в намеченном районе значительных сил противника: двух танковых, одной моторизированной и одной пехотной дивизий. Подвели и летчики, которые произвели десантирование из рук вон плохо. Пилоты самолетов, ссылаясь на плотный зенитный огонь противника, вместо положенных по тогдашним нормативам 300 м на большой скорости выбросили десантников на высоте свыше 2 км. Значительная высота и большая скорость полета привели к большой площади разброса десантников – 70х40 км (вместо 10х14 км по расчетным данным). Но такой разброс, как оказалось, спас часть десантников от гибели или плена. Собравшись в группы, они начали боевые действия в тылу противника. Однако почти половину десантируемых наших солдат и командиров ждала трагическая судьба: одни утонули в Днепре, другие опустились прямо на позиции немцев, а кто-то из-за ошибки пилотов десантировался в нашем тылу.

Кроме этого радиостанции и радисты оказались в одних самолетах, а офицеры с кодами связи – в других, при этом все эти офицеры погибли при десантировании. Поэтому, когда некоторые группы, пользуясь радиостанциями, сумели установить контакт и объединиться, связь со штабом фронта командиры этих отрядов наладить не смогли: радиостанции фронта отказывались поддерживать такую связь из-за отсутствия кодов.

Не имея никаких сведений от десанта, штаб фронта в ночь с 27 на 28 сентября отправил в район высадки три связных группы с радиостанциями, но ни одна из групп никого из десантников не нашла. Посланный днем 28 сентября самолет был сбит противником над линией фронта. В результате дальнейшая высадка десанта и доставка снабжения высаженным войскам была прекращена. Лишь в начале октября в штабе фронта кто-то догадался посадить к рации заместителя командира 5-й гвардейской воздушно-десантной бригады подполковника Ратнера, который оказался десантированным вместо правого на левый берег Днепра. И когда подполковник Сидорчук, упорно пытавшийся установить связь с «Большой землей», вышел на Ратнера, то был им опознан после нескольких контрольных вопросов. Позднее опознанием радистов на слух занимался вышедший через Днепр их немецкого тыла для установления связи лейтенант Г.Н. Чухрай – впоследствии известный советский и российский кинорежиссер.

Тем временем 27 сентября на Букринский плацдарм была переправлена 27-я армия из резерва фронта. Однако противнику удалось блокировать расширение плацдарма – к 30 сентября он имел только 12 км по фронту и 6 км в глубину. Надежд на быстрое развитие наступления с плацдарма больше не оставалось. Поэтому когда подполковнику Сидорчуку удалось связаться со штабом фронта, десантникам были переданы новые указания – перейти к диверсионной деятельности и заняться дезорганизацией тыла противника.

К концу сентября наиболее крупные группы десантников действовали в районе Каневского леса (600 человек), у села Черныши (200 человек), четыре группы общей численностью до 300 человек – в районе Яблонова. Множество небольших групп десантников самостоятельно совершали диверсии в тылу врага.

По первым результатам выброски Днепровского десанта Ставка ВГК отреагировала немедленно. 3 октября 1943 года вышла Директива Ставки № 30213 «О причинах неудачи воздушного десанта на Воронежском фронте».

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 30213

КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА, ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ СТАВКИ О ПРИЧИНАХ НЕУДАЧИ ВОЗДУШНОГО ДЕСАНТА НА ВОРОНЕЖСКОМ ФРОНТЕ И ОБ ИЗЪЯТИИ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ БРИГАД ИЗ ПОДЧИНЕНИЯ КОМАНДОВАНИЯ ФРОНТА

3 октября 1943 г. 01 ч 40 мин

Констатирую, что первый воздушный десант, проведенный Воронежским фонтом 24 сентября, провалился, вызвав массовые ненужные жертвы.

Произошло это не только по вине тов. Скрипко, но и по вине тов. Юрьева (псевдоним Г. К. Жукова) и тов. Ватутина, которые должны были контролировать подготовку и организацию выброски десанта.

Выброска массового десанта в ночное время свидетельствует о неграмотности организаторов этого дела, ибо, как показывает опыт, выброска массового ночного десанта даже на своей территории сопряжена с большими опасностями.

Приказываю оставшиеся полторы воздушно-десантные бригады изъять из подчинения Воронежского фронта и считать их резервом Ставки.

И.СТАЛИН

 

Однако, несмотря на это, штабом Южного фронта была спланирована операция, которая предусматривала высадку за Днепр частей 6-й и 7-й гвардейских воздушно-десантных бригад, и тут же, 13 октября 1943 года, вышла еще одна Директива Ставки, которая прямо указывала на запрещение выброски ночных воздушных десантов.

В музее ВДВ «Крылатая гвардия» (г. Екатеринбург) есть экспозиция, посвященная этой десантной операции. Создатель музея и его первый директор Надежда Ивановна Михайлова-Гагарина участвовала в нем в качестве старшей медсестры, а затем фельдшера 3-го батальона 5-й гвардейской воздушно-десантной бригады. Только в одном ночном бою у деревни Лозовок с 12-го на 13-е ноября 1943 года она вынесла с поля боя и спасла жизнь двадцати одному воину-десантнику. За этот бой она получила свою первую награду – медаль «За боевые заслуги».

Участник десанта свердловчанин Николай Петрович Абалмасов вспоминает: «Когда выбрасывались, шла сплошная лента огня. Трассирующей пулей разорвало купол моего парашюта. Приземлился с большим трудом. К счастью, под ногами оказалась скирда соломы. Не будь ее, сильно бы изуродовало».

Освободившись от парашюта, Абалмасов пошел на поиски своих товарищей, с которыми встретился около села Медведевки Киевской области. Всего в группе оказалось 37 десантников. Вокруг чистое поле, приближался рассвет. Окопались. Утром немецкая пехота с танками двинулась на их группу с трех направлений. Завязался неравный бой, длившийся с 9 утра до 2 ночи. В живых осталось 11 человек, окруженных гитлеровцами со всех сторон... Вырвавшись из окружения, десантники шли по Украине почти 2 недели. Снимали вражеских часовых, завязывали бои...

Уже к исходу первого дня в районе от Ржищева до Черкасс действовало более сорока отдельных групп десантников общей численностью 2300 человек. Эти группы установили связи между собой и объединялись в более крупные отряды, которые наносили серьезные удары по врагу. Почти четыре дня потеряли немецкие войска в сражениях с десантниками. За это время на Букринский плацдарм переправились все части 9-го механизированного корпуса, части 40-й армии.

К 5 октября 1943 года в лесу в районе Канева сосредоточилось несколько отрядов десантников. Всего порядка 1200 человек Командир 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии подполковник П. Сидорчук соединил их и местных партизан (около 900 человек) в бригаду, которая состояла из трех батальонов, саперного взвода, взвода ПТР, разведывательного взвода и взвода связи.

Враг, почувствовав в своем тылу организованную силу, принимал все меры, чтобы ликвидировать бригаду, которая базировалась к тому времени в Таганчанском лесу. Гитлеровским командованием были сняты с фронта и брошены на борьбу с десантом полевые части, вызваны специальные карательные отряды. Над базой постоянно висели разведывательные самолеты. За каждого десантника была назначена награда – 6 тысяч оккупационных марок. Бригада вскоре была блокирована. Десантники стойко держали круговую оборону на господствующих высотах. Но удержать их с каждым днем было труднее: не хватало боеприпасов, были значительные потери в людях. Каждый десантник понимал, что решается судьба всего десанта: победить или умереть, третьего не дано. В этот момент командир бригады принимает решение оторваться от противника. Десантники внезапно совершили 50-километровый марш, ушли в Черкасский лес. После ухода бригады из Таганчанского леса фашисты раскопали тела убитых десантников, развесили их на виселицах. Так они хотели показать, что русский десант уничтожен.

В ночь на 13 ноября 1943 года бригада, имея приказ овладеть рубежом Лозовок, Секирна, Свидовок, перешла в наступление и успешно выполнила поставленную задачу. Однако встретиться с нашими войсками не удалось. Части 52-й армии так и не смогли прорвать глубоко эшелонированную оборону противника на правом берегу Днепра. Лишь 14 ноября 254-я стрелковая дивизия, форсировав Днепр, захватила небольшой плацдарм севернее села Свидовок. Бригада десантников вторично выбила фашистов из этого села.

28 ноября 1943 года бригада была выведена из боя и направлена в город Киржач Владимирской области на переформирование.

За время боев десантники совместно с партизанами истребили свыше четырех тысяч солдат и офицеров противника, в девятнадцати местах подорвали железнодорожное полотно, пустили под откос девятнадцать эшелонов, уничтожили пятьдесят два танка, шесть самоходных орудий, восемнадцать тягачей, двести двадцать семь различных машин, много другой техники, оружия и средств связи противника.

Вдоль Днепра, словно бессмертные часовые, высятся обелиски братских

могил, в которых покоится прах героев Днепровского воздушного десанта. Это о них Е. Долматовский написал песню, где есть такие слова: «Кто погиб за Днепр – будет жить века. Коль сражался он как герой…».