С.А. Евланов

Звезда Героя № 16

Сергей Евланов призывался на военную службу в декабре 1991 года, когда распался СССР. 13 июля 1993 года он в составе 12-й заставы Краснознаменного 117-го Московского погранотряда примет бой на таджико-афганской границе. Свое наименование отряд получил не от близости к столице и Кремлю, а из-за места дислокации поселок Московский в Таджикистане. Сама застава находилась рядом с кишлаком Саригоры, что в переводе на русский язык означает «яма в горах». Здесь, на небольшом плато, вдали от России неувядаемой славой покрыли себя пограничники, не пропустившие многократно превосходящего противника. Сержант С. Евланов был одним их тех, кто выжил в том страшном бою и прорвался к резерву погранотряда.

О ранении узнал после боя

В память о том бое Сергей Евланов хранит осколок в своем теле. Врачи не стали его вытаскивать в июле 1993 года. Не делают они этого и сегодня. Зачем бередить старые раны? Выражение «прошлое внутри нас» для Сергея имеет прямой смысл. Попробуй, тронь его, и последствия могут быть непредсказуемыми.

О своем ранении Сергей узнал после боя. В знаменитых кадрах телерепортажа, облетевшего весь мир в июле 1993 года, невыносимо было смотреть на молодых пограничников, которые буквально вырвались из лап смерти. Заместитель начальника заставы лейтенант Андрей Мерзликин доложил начальнику Московского погранотряда подполковнику Василию Масюку: «Личный состав 12-й пограничной заставы, оставшийся в живых, находится перед вами...».

Камера выхватила высокого, крепкого паренька с усами, который стоял на левом фланге строя. Многие пограничники, пережив сильнейший стресс, плакали. Плакал после доклада даже лейтенант. А этот сержант-крепыш сдерживал свои эмоции. К своему удивлению он обнаружил в левой подмышке ранение. Будучи раненным, сержант С. Евланов несколько часов вел бой. В составе группы пограничников он потом несколько километров прорывался по ущелью из окружения. Сергей не терял сознание, и его никто не тащил на себе во время прорыва. После ранения, которое в состоянии контузии не чувствовалось, Сергей попытался затянуться сигаретой, но ему закричали: «Не кури!». Через короткое время зрители вновь увидели сержанта, которого перевязывали медики. Вскоре в Душанбинском госпитале ему сделают операцию. Рассвет сержант встречал под ураганным огнем противника, вечер для него завершался в тиши госпитальной палаты. Как много вместил в себя тот день!

Саригоры – «яма в горах»

В 3-м томе книги «На страже границ Отечества», выпущенном издательством «Граница» в 2000 году, о том бое у кишлака Саригоры сказано: «От тактики «тихого просачивания» боевики перешли к открытым вооруженным прорывам методом «волны». Таким образом, например, было совершено нападение на 12-ю пограничную заставу Московского погранотряда. 13 июля в 4.00 14 групп боевиков общей численностью 200 человек при поддержке афганских моджахедов, заняв господствующие высоты, «волной» атаковали заставу, захватили южную часть городка и заминировали дороги. Резерв отряда и подразделения спецбригады Комитета национальной безопасности Республики Таджикистан подойти к расположению заставы не смог. Пограничники в течение дня без поддержки вели ожесточенный бой с превосходящим по силе противником. Только к вечеру прибыло подкрепление. Огнем установок «Град», бомбовоштурмовыми ударами вертолетов и действиями прибывших подразделений 149-го мотострелкового полка 201-й мотострелковой дивизии противник был уничтожен. Потери пограничников в этом бою составили 22 человека убитыми и 11 ранеными, 201-й мотострелковой дивизии – 3 человека убитыми».

В историческом исследовании «Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах ХХ века» бою на 12-й заставе посвящен только этот один абзац. В лаконичном описании нет картины всей трагедии. Военная история не оставляет нам чувств и эмоциональных переживаний тех, кто в свои двадцать лет находился на грани жизни и смерти. Мы не увидим окопа, в котором сражаются раненые и контуженые пограничники, а рядом с ними погибших боевых друзей. Не будем свидетелями небывалого зрелища, открывавшегося в сумерки с высоты полета вертолета: охваченное огнем плато, где располагалась застава. Но мы можем обратиться к участникам боя. Их свидетельства бесценны для нас.

Сергей Евланов ранним утром 13 июля 1993 года не спал. Вместе с пятью товарищами он только что вернулся из Шуроабада. Пограничники, которым в декабре предстояло увольнение с военной службы в запас, позвонили родным с переговорного пункта. Путь туда и обратно занял целый день. Теперь ребята ужинали и собирались идти спать. Они не знали, что, подъезжая к заставе, легко могли быть уничтожены моджахедами, которые взяли ее в кольцо. Те не тронули одинокую машину, чтобы разом нанести смертельный удар, смести заставу с лица земли. Пятикратное превосходство в живой силе, 12 пулеметов, 4 безоткатных орудия, 5 установок реактивных снарядов, 2 миномета, до 30 ручных гранатометов, установленных на вершинах гор вокруг заставы, фактор внезапности все это должно было обрушиться на пограничников, не оставляя надежды на выживание.

При первых выстрелах неуправляемых реактивных снарядов по казарме пограничников командир отделения сержант С. Евланов, схватив автомат и патроны, разбил окно в умывальнике, выпрыгнул наружу. «Вход в казарму простреливался, НУРСы насквозь прошивали здание. Молодые бойцы растерялись, мы их выбрасывали в окна. Благодаря этому в самом здании потерь не понесли», рассказывает Сергей Александрович. Он первым устремился к опорному пункту, занял оборону. Его примеру последовал Иван Майборода, родной брат начальника заставы, другие солдаты и офицеры. «Духи» в первые минуты боя подбили БМП-1 мотострелков, станковый противотанковый гранатомет, склады с «вещевкой», продовольствием и боезапасом. Начался бой, который продолжался тринадцать часов.

Евланов не рассказывает о том, чего не видел своими глазами. Бой разделился на фрагменты и эпизоды. На своем участке обороны Сергей командовал отделением. Ближе всех к нему находился рядовой Леонид Улыбин. Вместе с ним он несколько раз проделывал пируэт, который стоил жизни нескольким боевикам. Два «духа» вели огонь из-за здания, не давая пограничникам перемещаться по окопу, перед которым находился арык. Достать боевиков из автомата было невозможно. И тогда Евланов с Улыбиным пошли на то, чего моджахеды абсолютно не ожидали: набрав воздуху в легкие, они спускались в арык, проплывали под водой, держа автоматы над головой. Стремительно поднимаясь из воды, они расстреливали боевиков на короткой прямой дистанции. Возвращались назад таким же манером, но уже против течения. «Духи», не понимая, откуда ведется стрельба, вновь занимали эту огневую позицию. Их постигала та же участь. «Проплыл, выстрелил, убил, нырнул», коротко рассказывает Сергей.

После одной из вылазок рядовой Улыбин не успел вернуться назад, боевики расстреляли его разрывными пулями. Парнишку спустили в окоп, закрыли глаза, прислонили к стенке. Даже мертвый, он оставался в рядах защитников. «Немало погибших ребят было в окопе, рядом с нами, говорит Сергей Александрович. Иногда возникало ощущение, будто ты в детстве играешь в войну. Взрывной волной гранаты, попавшей в окоп, меня метров на пять выбросило наружу, но я не почувствовал ни осколочных ранений, ни боли. Заполз опять, продолжал воевать. Не помню, сколько прошло времени с начала боя, когда наступил критический момент. Нас, двадцать человек, зажали на пятнадцати метрах. Пулеметчик боевиков не давал поднять головы из окопа. И тогда мы разом (с криком «За папу и за маму!») обрушили на него огонь. После подавления пулеметной точки стало несколько легче.

За все тринадцать часов боя мы имели всего полчаса короткой передышки, когда два вертолета Ми-8 кружили над нами и утюжили «духов» НУРСами. Резерв отряда к нам пробиться не смог, и тогда мы приняли решение идти на прорыв по ущелью. Ко второму плато шли километров десять. В ущелье нас ждала засада, которую боевики, расположившись на камне, организовали неграмотно. Наш пограничный пес Дик учуял «духов», и мы сняли их из автоматов.

Через трое суток после операции швы на моем теле затянулись. В госпитале я пролежал десять дней. Здесь меня нашла по телефону сестра Лена, дозвонившаяся из дома. Она спросила: «Ты как?». Я ответил: «Жив, что со мной сделается». После госпиталя меня уволили в запас. Когда вернулся домой, родители заплакали, ведь первое известие по телевизору было о том, что погибла вся застава».

Воевали деды, воевал внук

Поистине, у России-матушки все сыночки воины. Было у Сергея Евланова два деда, оба фронтовика. Федор Мякотин, дед по материнской линии, пропал без вести на фронте. Другой дед, Федор Евланов, вернулся с войны без ног. Их внуку повезло больше. Раненный и контуженый, он уцелел в тяжелейшем бою, из которого вышел на своих ногах.

Рабочий поселок Варгаши Курганской области, в котором в 1973 году родился Сергей Евланов, ничем особым не знаменит. Разве что в дореволюционном «Путеводителе по Великой Сибирской железной дороге» прочитаем, что станция 5-го класса Варгаши располагалась на 276-й версте от начала Великой Сибирской дороги. Путеводитель сообщал о том, что «в трех верстах от станции находится одноименное селение Варгаши с населением 1200 душ обоего пола». Далее отмечалось: «Местность ровная, частью покрытая куртинами березняка. Отсюда отправляется ежегодно на западные рынки до 100 тыс. пудов хлебного груза, доставляемого соседними крестьянскими селениями…».

Сережа Евланов рос обыкновенным советским мальчишкой. Его мама Тамара Васильевна работала строителем, отец Александр Федорович – шофером. В те времена все спортивные секции были бесплатными, чем Сережа воспользовался в полной мере. Он занимался боксом и хоккеем, баскетболом и волейболом. По всем этим видам спорта входил в сборные школы № 105, профессионального училища № 12 и поселка Варгаши. Не раз становился чемпионом и занимал призовые места на соревнованиях по легкоатлетическому кроссу и боксу среди учащихся сельских профтехучилищ. Он и сегодня благодарен своему тренеру Н. Михайлову, который учил его не только технике бокса, но и умению владеть собой, держать удары в прямом и переносном смысле.

При проведении занятий по военной подготовке в ПУ № 12 Сергей был командиром отделения, военное дело изучал с интересом. «В конце 80-х годов возвращались с афганской войны мои земляки, и мне тоже хотелось повоевать», говорит Сергей Александрович. При призыве в армию он высказал желание служить в десанте. Но «покупатель» от ВДВ не приехал, и паренек попал в пограничные войска, о чем никогда не жалел.

Среднеазиатский пограничный округ, где начинал службу Евланов, доживал последние месяцы. Указом Президента России от 23 сентября 1992 года он был разделен, и создана Группа пограничных войск РФ в Республике Таджикистан. Семь месяцев «учебки» в Термезе запомнились Сергею не только напряженной боевой подготовкой, но и ощущением близости войны, которая пока его не коснулась. Но там, за Амударьей, постоянно слышались выстрелы и разрывы. Афганистан был рядом, по другую сторону реки.

Служба на 12-й заставе, куда младший сержант Евланов был направлен после учебной части, до июля 1993 года проходила сравнительно безопасно. «Целый год мы радовались спокойной жизни, рассказывает Сергей. – Боевики предпринимали попытки прорывов в районе 11-й, 14-й, 16-й застав Московского пограничного отряда. Нас война обходила стороной. Вместе с земляками Сережей Сущенко, Андреем Чащиным я готовился к «дембелю», до которого оставались считанные месяцы».

Но обстановка на границе становилась все более сложной. К середине 1993 года только на территории Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) базировалось 20 отрядов боевиков (около 10 тысяч человек). На сопредельной территории Афганистана действовало 26 хорошо оснащенных отрядов моджахедов. Численность каждого составляла от 40 до 3500 человек, на их вооружении, кроме стрелкового оружия и артиллерийских систем, находились БТР, БМП и даже вертолеты и танки. В афганских учебных лагерях обучалось более 3000 граждан Таджикистана. Еще около 3000 человек проходили подготовку на территории Ирана, Пакистана и Саудовской Аравии. Сержант С. Евланов и его сослуживцы знали: российские пограничники перекрыли основные направления переброски боевиков через таджико-афганскую границу, но сил у них было недостаточно.

Сергея потрясло известие о драматических событиях на соседней заставе в ночь с 29 по 30 мая 1993 года. 200 таджикских боевиков и 80 афганских моджахедов, поддерживаемых с сопредельной территории Афганистана мощным артиллерийским огнем, атаковали 11-ю заставу Московского погранотряда. Полностью были разрушены оборонительные сооружения и здание, погибли три и ранены четыре пограничника. Совместными усилиями 11-й и 10-й застав при поддержке двух вертолетов Ми-24 и реактивных установок «Град» нападение было отражено. Некоторых ребят с 11-й заставы сержант С. Евланов знал по службе в отряде, с кем-то познакомился еще в «учебке». Он не мог оставаться равнодушным к судьбе боевых товарищей. Сережа не мог и представить, что еще более жестокие и кровопролитные события произойдут именно на его родной заставе.

В какой мере пограничники знали о готовящемся прорыве боевиков? Приведем выдержки из пояснительной записки начальника 117-го Московского пограничного отряда: «11.07.93 г. на заставе Саригорского направления начальником отряда была поставлена задача начальнику заставы по организации охраны границы из непосредственной обороны (в опорном пункте). 12 июля эта задача ему была уточнена по телефону комендантом пограничного участка. В этот же день в 15 часов начальник отряда лично дополнительно информировал начальника заставы о возможном нападении на заставу».

Но такие предупреждения начальникам застав были обыденным делом. В начале 90-х годов таджико-афганская граница, по сути, превратилась в линию фронта. Пограничники находились на переднем крае. Постоянными вооруженными провокациями и нападениями боевики изматывали наших солдат и офицеров, у которых рождалось привыкание к опасности. Кульминацией этой нервной борьбы, высшей точкой противостояния стал бой на 12-й заставе 13 июля 1993 года. Не думал Сергей Евланов о том, что мечтам его земляков Сергея Сущенко и Андрея Чащина о возвращении домой уже не суждено будет сбыться. А сам он вскоре принесет цветы на могилы двадцатилетних ребят.

Право на жизнь

Золотая Звезда Героя Российской Федерации, которую Президент РФ Б. Ельцин в октябре 1993 года вручил Сергею Евланову, имеет порядковый номер 16. Новейшая история России началась в 1992 году, после распада СССР. Начиналась со сложнейших экономических проблем, «горячих точек», противостояния различных политических сил. В Москву на награждение Евланов и его товарищи приехали в пик октябрьских событий 1993 года. Пули теперь свистели не на границе, а в центре столицы. Пограничникам велели подождать.

Звезда Героя не гарантировала безмятежной жизни в экономически ослабленном государстве. Сергею было всего двадцать лет. Жизнь после тех событий на 12-й заставе начиналась для него во второй раз. Вернувшись из Таджикистана, он поехал в Артемовский в гости к другу. Там нашел работу и остался жить. В этом городке встретил свою будущую жену Оксану. Со временем сыграли свадьбу, в 1997 году молодая семья переехала в Екатеринбург. Сергей окончил Уральский государственный педагогический университет. Сегодня вместе с женой он воспитывает сына и дочь.

 

Обычная жизнь простого человека. Вот только право на нее он получил в тяжелейшем бою, из которого многие его товарищи не вернулись.